суббота, 7 июня 2014 г.

НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ В НЕНЕЦКОМ ОКРУГЕ. ЛИЧНЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ СПЕЦИАЛИСТА

Как давно я не заходил на "Дорога в НАО". Работа в школе и подготовка к летнему экспедиционному сезону занимают всё свободное время. Ко всему, после пробега по пути оленетранспортных эшелонов "Дорогой оленной армии" пришлось плотно заняться списками жителей НАО погибших на полях сражений Великой Отечественной войны, уж больно много неизвестных в этом уравнении. Зачиная блог я подумывал о том, что вот оно и пришло время мемуаров, материала для публикации огромное множество, а нет, смена не выросла, мемуары подождут. Другое дело рассказы моих друзей, стыдно, под сукном лежать пачки фотографий и замечательные отчеты по территории округа один из которых я и представляю сегодня читателям. Кирилл Скоробогатько является своего рода специалистом по туризму, мало того, он автор путеводителя по Ненецкому автономному округу куда приехал в конце марта этого года за новыми впечатлениями. О том как выглядит туризм в НАО со стороны из первых уст стороннего специалиста.

Личные впечатления от Нарьян-Мара, его окрестностей и праздника оленеводов, 2–4 апреля 2014 г.

Кирилл Скоробогатько

Всякий раз, когда прилетаю в северные города богатых углеводородами регионов России, ожидаю какого-то чуда. Не небоскребов конечно, но чего-то эдакого, что было бы соразмерно баснословным доходам нефтяных и газовых компаний. Реальность оказывается значительно прозаичнее. Впрочем, изменения, случившиеся за прошедшие с моего последнего визита в Нарьян-Мар восемь лет, довольно существенны. Построены новые жилые дома, огромный культурно-деловой центр «Арктика», здание краеведческого музея, библиотека и многое другое. Стало больше гостиниц, ресторанов и кафе. Появился Wi-Fi. К единственному в начале XXI в. городскому светофору добавилось еще несколько десятков, во многих местах висят фиксирующие скорость камеры. Жизнь нарьян-марцев и гостей города становится удобнее и интереснее, и это, казалось бы, не может не радовать, однако чувства возникают неоднозначные, и преобладает среди них грусть. Героический, во многом легендарный облик деревянного Нарьян-Мара постепенно уходит. Пропадает его индивидуальность, на смену которой приходит безликость монолитных домов, сайдинга и композитных материалов. 

Деревянные дома Нарьян-Мара

Деревянные двухэтажные здания, которыми город застраивался в 1930–1950-х гг. в соответствии с регулярным планом, разработанным ленинградским институтом «Ленингипрогор», постепенно ветшают и сносятся. 
Исторический центр города стирается с лица земли

Очень надеюсь, что это еще не скоро случится с двумя городскими символами — зданием окружной администрации и почтой, расположенными в центре Нарьян-Мара, на площади Марад Сей (ненец. сердце города). Первое было построено в 1937–1941 гг. для Дома Советов. Второе, увенчанное деревянной башней с куполом в духе русского деревянного зодчества, — в 1946–1952 гг. Окна башни заключены в белые треугольные рамки, а над дверными проемами из стены выступают остроугольные, украшенные резьбой крыши. Треугольные формы, преобладающие в декоре, напоминают также формы ненецких чумов. В ходе ремонта 2000 г. купол здания лишился шпиля.

Здание почты, до недавнего времени являлось
символом красного города

Южный фасад здания Областной администрации выходит на главную городскую площадь, носящую имя Ленина, памятник которому стоит на фоне стены гаража, слегка напоминающей кремлевскую. Вождь мирового пролетариата смотрит на здание городской администрации. По краям площади расположены Богоявленский собор и самолет капитана Тарасова. Храм строился с 1997 по 2006 г. В 2011 г. Священным Синодом Русской православной церкви из Архангельской епархии была выделена Нарьян-Марская и Мезенская епархия и Богоявленский храм получил статус кафедрального собора. В 2012 г. его здание было отреставрировано, а в 2013 г. епископом Нарьян-Марским и Мезенским Иаковом нижний храм Богоявленского собора освящен в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы. Тип собора — восьмериковый одноглавый одноапсидноцентрический — характерен для севера России, и храм в Нарьян-Маре является одним из самых северных. 

Вид на пл. Ленина в Нарьян-Маре

Макет самолета Тарасова

Самолет капитана Тарасова — копия утраченного памятника трудовому подвигу жителей Ненецкого автономного округа в годы Великой Отечественной войны. В 1944 г. рабочие и служащие Нарьян-Марской судоверфи собрали 81740 руб. на постройку истребителя Як-7Б, который был передан летчику ВВС Северного флота А.К. Тарасову. После войны истребитель был доставлен в Нарья-Мар и установлен рядом с морским портом. Однако самолет не смог перенести воздействия суровой северной погоды, а также местной детворы и молодежи. Воссоздание памятника началось в 2010 г.

КДЦ "Арктика"

На противоположной от здания окружной администрации стороне площади Марад Сей возвышается громада культурно-делового центра «Арктика», построенного в 2007–2010 гг. по проекту белорусского института «Гомельпроект» на средства федерального и окружного бюджетов. В состав КДЦ входят киноконцертный зал вместимостью 698 человек, кинозал на 88 мест (правда, кино ни в том, ни в другом не показывают, в городе вообще нет ни одного кинотеатра), ресторан «Арктика» (несколько попыток попасть туда закончились неудачей — то спецобслуживание, то выходной), окружной выставочный зал, этнокультурный центр, Дом культуры Нарьян-Мара, студии для кружковой работы, ситуационный центр губернатора НАО, общественная приемная президента России и др. Наряду с Богоявленским собором «Арктика» — самое высокое здание города, его высота 31 м.

От здания почты по аллее Победы, в самом начале которой у Вечного огня греются голуби, иду в краеведческий музей. Его новое здание построено в 2009 г. Экспозиция, расположенная на трех этажах, довольно интересная, но существенно беднее, чем в салехардском музее им. Шемановского. 

Памятник оленеводам - участникам ВОВ

Между зданиями музея и библиотеки в 2012 г. установлен памятник «Подвигу участников оленно-транспортных батальонов в годы Великой Отечественной войны». За годы войны на территории Ненецкого округа было мобилизовано около 600 оленеводов и более 7 тыс. оленей. Они вошли в состав 31-й оленно-лыжной бригады 14-й армии. Воины бригады занимались подвозом боеприпасов к передовой, вывозом раненых, участвовали в боевых операциях. С 2013 г. 20 ноября в Ненецком округе отмечается День оленно-транспортных батальонов.

На противоположной стороне Первомайской улицы, рядом с большим новым зданием МЧС расположены старообрядческая церковь Николая Чудотворца, построенная к 2008 г. на пожертвования прихожан, и часовня Аввакума, в которой краеведческий музей проводит экскурсии, посвященные старообрядчеству.

От музея по переулку выхожу на улицу Тыко Вылки, названную в честь знаменитого ненецкого художника, общественного и государственного деятеля, исследователя Новой Земли, действительного члена Географического общества СССР. Здесь стоят рядом Пустозерский музей и первый дом Нарьян-Мара. Музей расположен в доме Шевелевых, привезенном в 1933 г. из Пустозерска. Маленькая экспозиция включает три раздела: «История Пустозерска», «Северный дом: его облик и душа», «Быт и традиции жителей Нижнепечорья». Первый дом Нарьян-Мара — на самом деле копия дома, возведенного в 1924 г. Сейчас в нем действует Центр народного и декоративно-прикладного творчества. Рядом — магазин «Олешек», единственное место в центре города, где можно купить продукцию из оленины (правда, выбор, в отличие от цен, очень скромный).

По улице Выучейского (названной в честь государственного и общественного деятеля 1920-х гг., памятник которому находится напротив здания администрации округа), мимо здания УВД (где в 1937 г. располагался штаб экспедиции на Северный полюс, возглавляемой О.Ю. Шмидтом) добираюсь до речного вокзала. Здесь в 1980 г. был открыт памятник нарьян-марским портовикам, погибшим на фронте в годы Великой Отечественной войны. Рядом, у здания управления Нарьян-Марского морского порта, еще один памятник — экипажу буксирного парохода «Комсомолец». 17 августа 1942 г. неохраняемый караван, в составе которого «Комсомолец» вел из Хабарово в Нарьян-Мар баржу с 245 заключенными Югорлага, охранниками, пассажирами и призывниками, был атакован немецкой подводной лодкой у острова Матвеев в Баренцевом море. Две баржи и один пароход были потоплены. «Комсомолец», получивший несколько попаданий снарядов, загорелся. 14 членов экипажа погибли, пятеро спаслись. Всего в этот день погибло 305 человек, подавляющее большинство из них — заключенные Хабаровского лагеря. 

Памятник портовикам

Вот и все главные городские достопримечательности. Чтобы увидеть их, достаточно одного-двух часов. Столько же времени займет поверхностное знакомство с музейными экспозициями.

Следующие два дня были посвящены поездке на снегоходе в компании моего друга, Андрея Николаева, по жилым и заброшенным печорским деревням, расположенным как к западу, так и к северу от Нарьян-Мара. Поездка очень понравилась, чему во многом способствовала прекрасная солнечная погода. Рекомендую всем любителям истории и краеведения. 

Начали с запада. Первым делом заехали в бывшую деревню Ёкуша, расположенную на противоположном берегу Городецкого Шара. Бывший выселок Тельвиски, существовавший задолго до Нарьян-Мара, примечателен базой отдыха «Любимый остров». Здесь на берегу мы обнаружили судно «Сестричка», печорский вояж которого описан в одном из материалов, размещенных на сайте Андрея.

Здание церкви в с. Тельвиска

Село Тельвиска на берегу Городецкого Шара, в 5 км западнее Нарьян-Мара — одно из старейших поселений на Нижней Печоре. В 1574 г. в жире Тельвиска было три промысловых сарая, принадлежащих пустозерцам, через сто лет — четыре двора. Жители занимались в основном рыбной ловлей, а также извозом и охотой на пушных зверей, водоплавающую дичь и куропаток. В 1862 г. в Тельвиске была построена деревянная церковь Богоявления, освященная в 1885 г. Ее слегка измененное здание, приспособленное под Дом культуры, сохранилось до нашего времени (после строительства нового здания ДК церковное здание осталось бесхозным). На окраине Тельвиски, у старинного кладбища недавно появилась деревянная часовня — она довольно живописно выглядит на фоне замшелых покосившихся крестов.

Здание последней церкви Пустозерска в д. Устье

17 км между Тельвиской и деревней Устье пролетели быстро. Устье как и Тельвиска возникла в XVI в. как промысловая жира. В середине XIX в. здесь жили 171 человек, главным образом рыбаки и предприниматели, ведущие торговлю с ненцами.

Обетный крест в д. Устье

Среди местных достопримечательностей — обетный крест, поставленный старообрядцами 27 сентября 1868 г. после падежа скота. Крест высотой 3,25 м сделан из лиственницы и украшен резьбой в виде кругов с помещенными в них литерами, между ними — череп Адама. Правда, ветхость креста с трудом позволяет различить детали. Такой же обветшалой выглядит и Преображенская церковь, перевезенная из Пустозерска в 1837 г. Дом Терентьевых я увидеть не смог — в процессе реставрации он был разобран. Сложенные штабелем бревна лежат под навесом. Возможно, в обозримом будущем здесь, в мемориальной части Усть, появится реконструкция Пустозерского острога. Однако пока строительство не начато.

По Городецкому озеру едем в Пустозерск — легендарный заполярный город, «зарубленный» в 1499 г. по воле Ивана III, главный туристический бренд Ненецкого округа. По дороге останавливаемся у знаменитого пустозерского кедра — если не самого, то, по крайней мере, одного из самых северных кедров на территории России (северная граница ареала массового распространения кедра расположена на 500 км южнее, в Республике Коми). Восемь лет, что я не видел его, явно пошли ему на пользу: чахлое дерево превратилось в красавца.


Жизнь в Пустозерске замерла после 1940-х гг., когда активизировалась работа по переводу кочевого населения на оседлость и многие населенные пункты были объявлены «неперспективными». Упразднение Пустозерска произошло в 1954 г., все строения были перенесены в Устье. В конце 1950-х — начале 1960-х гг. его покинули последние жители. До нашего времени от Пустозерска сохранилось лишь кладбище. Все остальное появилось относительно недавно.

Место казни узников Пустозерска

В 1964 г. на месте бывшего города был установлен четырехгранный обелиск, сложенный из камня фундамента пустозерской Преображенской церкви. В 1989 г. краеведы Нарьян-Мара на предполагаемом месте сожжения протопопа Аввакума установили памятный знак с колоколом. Очень колоритно смотрится новая старообрядческая часовня с трапезной. Пообедав здесь, мы направились в сторону деревни Голубковка. По дороге остановились у могилы писаря Пустозерской волости Иванова, почившего в 1913 г.

Часовни в Пустозерске поставленные старообрядцами

Голубковка — небольшая заброшенная деревня, бывший оксинский выселок на берегу печорской протоки. Здесь сохранилось несколько интересных домов конца XIX — начала XX в. Рядом с некоторыми из них можно видеть так называемые вешала, на которых сушили сети. В одном из домов все еще теплится жизнь: живущие в Оксино хозяева приезжают сюда на лето. Голубковка известна тем, что в 1893 г. здесь родилась Маремьяна Романовна Голубкова — знаменитая сказительница. Былины, сказы, песни, плачи, частушки, загадки в исполнении Голубковой записал и опубликовал в книге «Печорский фольклор» Н. Леонтьев. Собранные и сохраненные ею песни вошли в репертуар хора Пятницкого.

Дома в Голубковке

За Голубковкой открывается замечательный пейзаж. Кажется, что вдалеке видны горы. Стоп, какие горы? Мы же в долине Печоры. До Тиманского кряжа очень далеко, Пай-Хой еще дальше. Но по мере приближения понимаешь, что зрение не обманывает. Здесь, напротив села Оксино над Печорой метров на 80–100 возвышается коренной левый берег. В условиях Ненецкого округа это воспринимается как настоящие горы.

Левый берег Печоры в р-не с. Оксино

Оксино расположено на правом берегу реки Печоры, в 40 км к юго-западу от Нарьян-Мара. Основано в конце XV в. В наше время это большое село, где проживает около 600 человек, почти все русские. В Оксино сохранился один из самых старых во всем Ненецком округе домов — дом Сумароковых, построенный в первой половине XIX в. В 1969 г. возле Дома культуры был установлен памятник землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. В селе расположена центральная база сельскохозяйственного производственного кооператива «Победа», занимающегося прибрежным ловом рыбы и животноводством.

Переезжаем Печору и по дороге на Индигу поднимаемся в "горы", на Малоземельскую тундру. Сворачиваем с дороги и едем вдоль Печоры, вниз по течению. Как же красиво! Насколько фактурный и разнообразный снег! В таких местах начинаешь понимать, почему в лексиконе эскимосов и алеутов необычайно большое количество слов для обозначения снега. Глубокие овраги с огромными снежными карнизами интересно разнообразят окружающее белое безмолвие. Ландшафт не только радует глаз, но и настраивает на какой-то необычный образ мыслей. В голове возникают идеи, ассоциации, которые при других обстоятельствах меня бы не посетили.




Едем вдоль берега ледникового озера Голодная Губа — крупнейшего в Ненецком округе. В длину озеро вытянулось почти на 40 км, в самом широком месте — более 10 км, при этом оно довольно мелкое –средняя глубина меньше 2 м. Летом берега озера очень живописны — протяженные песчаные и галечные пляжи с разбросанными то здесь, то там валунами, притащенными ледником. В недалеком прошлом озеро было одним из главных объектов рыбодобычи в низовьях Печоры. В наше время промышленный лов не ведется и сорная рыба практически полностью вытеснила благородную.


Вечером приезжаем в заброшенную рыбацкую деревню Нарыгу, расположенную на берегу печорской протоки. Ночуем здесь. Деревня производит сильное впечатление. Множество домов, среди которых встречаются огромные усадьбы конца XIX — начала XX в., крест в память о земляках, здание почты с табличкой «Министерство связи СССР»... И никого, кроме нас. Постоянное население исчезло относительно недавно, когда деревня была отключена от электричества. Летом здесь живут дачники. Весной ждут гуся охотники.

Старая Нарыга


Новая (советская) часть деревни

Утро следующего дня начинаем с осмотра еще одного осколка ушедшей эпохи — небольшого рыбацкого поселка Ольховый Куст. Здешние строения хорошо сохранились. После косметического ремонта в них можно было бы разместить, например, детский лагерь. В здании столовой находим старые весы, в советские времена обязательный атрибут любого продуктового магазина.

Примерно в 15 км к северо-востоку от Ольхового Куста, на берегу Малой Печоры расположена деревня Андег, основанная в XVIII в. С точки зрения архитектуры, она, пожалуй, самая интересная в Нижнепечорье. Здесь сохранились дома XIX в., в искаженном виде до нашего времени дошла церковь во имя Живоначальной Троицы 1892 г. постройки. В 1980 г. в старой части деревни был установлен обелиск землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. В 2005 г. появилась небольшая часовня в честь Святой Троицы. В Доме культуры работает краеведческий музей.


Дома в д. Андег

После Андега поворачиваем на юг, в сторону Нарьян-Мара, и едем в жилую деревню Куя, расположенную у впадения в Большую Печору протоки Куйский Шар. Деревня основана в 1574 г. В 1847 г. сюда из Пустозерска был перевезен Георгиевский храм (не сохранился). В XIX в. Куя была важным торговым центром Нижнепечорья. Сюда по Печоре поднимались морские суда. Здесь многочисленные купцы выменивали и покупали меха, продукты морзверобойного промысла, оленеводства. До нашего времени дошло несколько старинных домов.

Старинные постройки в д. Куя

В нескольких километрах к югу от Куи, на правом берегу Печоры расположена нежилая деревня Никитцы, возникла которая в конце XVII в. В Никитце находилась пристань чердынских купцов на Печоре. Местные жители занимались рыболовством, держали много скота. В 1960-х гг. деревня была объявлена «неперспективной». В начале 1980-х гг. ее покинули последние постоянные жители. До нашего времени сохранились дома конца XIX — начала XX в.

д. Никитца

После Никитц возвращаемся в Нарьян-Мар. В Лесозаводском районе города останавливаемся полазать по руинам Печорского лесозавода, старейшего предприятия города. Он возник в 1903 г. как лесопильный завод «Стелла Поларе» под руководством норвежца Мартина Ульсена. В течение нескольких лет завод превратился в одно из крупнейших промышленных предприятий Архангельской губернии. Здесь работало до 900 человек. Главное здание завода длиной 61 м было выстроено на каменном фундаменте и покрыто кровельным железом. Полностью каменными были две котельные. Работали литейный цех, слесарная мастерская, шлюзы. Для сплавов по Печоре при заводе была флотилия из восьми судов, крупнейший из которых, пароход «Печора», длиной 42 м. Вокруг завода со временем вырос целый поселок с довольно развитой инфраструктурой (лавка, конюшня, баня, пекарня, больница, церковно-приходская школа, чайная, почтовое отделение и даже кинотеатр). В 1918 г. завод практически полностью сгорел. Его жалкие останки были национализированы новыми властями, а работа возобновилась лишь в 1929 г. В 2010 г. Печорский лесозавод прекратил свое существование. 

Руины лесозавода

От бывшего завода хорошо видны краны Нарьян-Марского порта. А неподалеку от них в это время оленеводы ставят свои чумы — завтра пройдет праздник Сямянхат мерета (ненец. самый быстрый): гонки на оленьих упряжках, состязания в традиционных для оленеводов видах спорта (тройной прыжок, прыжки через нарты, бег, метание тынзея на точность и дальность), выступления фольклорных коллективов. Я не раз был в стойбищах оленеводов: в Ненецком, Ямало-Ненецком, Ханты-Мансийском округах, в Якутии, Туве и на Чукотке, и довольно неплохо знаком с культурой и традициями оленеводов. Поэтому Сямянхат мерета не произвел на меня сильного впечатления. Общение с оленеводами в их естественной среде обитания гораздо интереснее. Часто такое общение надолго остается в памяти благодаря потрясающему образу мыслей оленеводов и их удивительному чувству юмора. Атмосфера же проводимых в Нарьн-Маре праздников (Сямянхат мерета, Буран Дей), мне кажется, не располагает к глубокому погружению в аутентичную культуру оленеводов. Но для первого с ней знакомства, вне всякого сомнения, эти мероприятия полезны. В конце концов именно ради этого праздника я прилетел в НАО.









Четыре дня в Ненецком округе оказались для меня насыщенными эмоциями, переживаниями, удачными снимками. Надеюсь еще не раз вернуться сюда. Уже в ближайшее время, в июне 2014 г. я планирую принять участие в экспедиции на Северный Тиман — наконец-то увижу каньон Большие Ворота, Каменный город и многие другие достопримечательности этого интересного края.

В заключении хочу поблагодарить Андрея Николаева за помощь в организации всех моих ненецких путешествий. Туризм в округе развивается во многом благодаря усилиям именно этого человека.

7 комментариев:

  1. Кирилл, спасибо большое за твои впечатления.
    В Ненецком округе очень много говорят о развитии туризма, но воз и ныне там. Буквально вчера я присутствовал на встрече ненецких туроператоров со специалистами в области экологического туризма из Сенегала, Мавритании, Голландии, были здесь и московские коллеги. Все в один голос говорили о необходимости сотрудничества. Но я, почему-то, ушел с мероприятия с весьма подавленным чувством, я не увидел заинтересованности округа в таком развитии и сотрудничестве. Другой пример, который убивает - это то, что на российском рынке округ представляет делегация (не обсуждаю), а на международном это делает директор, научный сотрудник и завхоз музея Пустозерск. Что они там предлагают, какой продукт? Приезжайте, посмотрите на наш сарай? Это международный уровень и округ здесь представлен учреждением узкой специализации с сомнительной репутацией. О каком развитии может быть речь, ты видел смотровые площадки на территории городецкого озера. В Сенегале реки повернули в спять что бы задержать на своей территории птиц и привлечь туристов, а мы топчемся на одном месте второй десяток лет и хихикаем над энтузиазмом других.
    Очень здоровские фотографии, мы так и не успели поговорить на эту тему, приезжай ещё.

    ОтветитьУдалить
  2. Кирилл, спасибо за содержательный и пристрастный очерк. Если честно, я столько лет варюсь в этой теме,но и мне было интересно ещё раз воспроизвести в памяти детали истории края.

    ОтветитьУдалить
  3. Привет ЧУМработница, я получил громадное удовольствие когда, тоже не в первый раз, проехал по нашим деревням, при этом грустно видеть как затухают, некогда богатые, северные поселения. Всё меняется так быстро, что можно ездить раз в пять лет и заново переписывать посты. В том же Андеге, ещё я застал полные интернаты, ферму, колхоз. А сейчас пустота и разруха. Нарыга - это отдельная песня, в этом году из стариков в период охоты в деревне проживала только одна семья.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Привет тебе, привет! Я уж думала,ты опять где-тов походе) Всё течёт, всё меняется, и это закономерно. А насчёт того,что ушёл - может, зря? Сейчас в турцентре новое руководство, неужели не найдёшь понимания? Вместе гораздо удобней дело делать)

      Удалить
    2. Нет, ты не поняла, я ушел после встречи, с банкета. Мне нужно было для ребят тёплую одежду приготовить, они замэрзли совсем, а им в заповедник на 3 дня ехать. Теперь парни горцуют в наших "Дорогой оленной армии". Не раз вспоминал, по красивые красненькие костюмы нашей администрации. В центре и со старым руководством у меня всё было нормально с пониманием и с новым. Понимания нет не в наших отношениях, понимания в принципе нет в регионе. За последние 10 лет у нас в принципе ничего не изменилось и скоро не останется людей, которые знают регион как территорию благоприятную для туризма, и всё нужно будет начинать с начала.

      Удалить
  4. Кириллу спасибо за историческое погружение. Фотографии чудесные. Николай, благодаря Ирине Коткиной и Вам, чувствую из далёкого Санкт-Петербурга вашу совместную грусть о «затухании и умирании». Но, может быть, ещё не всё потеряно? Вы большие и сильные, к вам прислушиваются.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Грусть есть за потерянное время, но эта грусть за регион, а не за свою жизнь. Мы бросались с головой в проекты направленные на развитие и популяризацию региона и нас подчас не понимали и не поддерживали. Теперь мы стали автономны - всё своё ношу с собой, стало не важно где мы работаем, мы продолжаем делать своё дело. Обидно но в этом году на лето в округе я не запланировал ни одной экспедиции, взял курс на мурманское направление. В музее тоже "зарезали" всё финансирование экспедиционной работы на текущий год, управление культуры НАО и раньше было не склонно к таким тратам, при копеечном финансировании сотрудниками проводилась огромная работа, теперь и вовсе всё под ноль. Опять же, о каком развитии туризма, но при этом на "создание маршрутов" выделяются гранты по пол миллиона и больше. Лично я постепенно перехожу в другую нишу - это поиск погибших земляков, дело это нужное простым людям и в округе данного направления совсем нет, будем жить и бороться дальше.

      Удалить

Поделись

Популярные сообщения