вторник, 15 апреля 2014 г.

"Северный Тиман. Третья попытка. 2009 г." отчет из сети

Множество отчетов о путешествиях по территории Ненецкого округа можно найти в дебрях Всемирной паутины. Рассказ о путешествии по рекам Тимана, представленный ниже попался мне под руку уже давно, но как и многие другие подобные произведения долго лежал "под сукном", нет времени, каюсь. Создать некую копилку путешествий в НАО - моя давняя мечта, работа не позволяет, приходится всё делать украдкой и по ночам. Может быть я найду в будущем такое место работы, где моё хобби будет ещё и оцениваться заработной платой, а пока всё есть так как есть.

2009. Северный Тиман. Третья попытка.

Источник: http://sdrozd.narod.ru/Timan_09/Timan_09.htm

Каждый раз, принимаясь за очередной дневник путешествия, мучительно выбираю стиль изложения. Дело в том, что я не знаком с требованиями, предъявляемыми к техническому отчету, а изучение любых правил мне изначально претит. И я начинаю терзаться, писать ли так, чтобы было интересно незнакомому читателю, или мне самому (люблю перечитывать свои саги). Да и читатель попадается разный. Седовласый волк-походник с раздражением опускает всю лирику и ищет крохи фактов: километраж, координаты, технические характеристики реки и перевалов. А человек, не больной странствиями, жалуется, что вынужден копаться в словарях и энциклопедиях в поисках незнакомых терминов. Основная трудность описания это выбор направления взгляда: Что интереснее то, что по сторонам, или внутри группы. Когда изо дня в день перечисляешь, какими породами сложены берега, да что на них произрастает, небезосновательно начинаешь ощущать себя занудой. Другая опасность сосредоточится на перипетиях внутри группы. Это может быть неинтересно никому, кроме самих персонажей, что сильно ограничивает число потенциальных читателей. Может также наблюдаться дефицит сюжетов. Хорошо, когда твои спутники дают информационный повод, чтобы весело оттоптаться на их промахах. Сложнее описать, не знаю почему, редкие случаи, когда сам садишься в лужу. Поэтому, пытаясь угодить всем, создаешь компот, из которого вдумчивый читатель сможет выловить то, что ему больше нравится. Мораль, дельный совет, суховатый факт или такую эфемерную субстанцию, как плеск рыбы на закате или запах тундры после дождя. И эклектика имеет свою пользу.





21.07.09. Эстафетная заброска.

На станции Ираель в 3 ночи нас ждала Нива с водителем. Автомобиль показался нам маловместительным, а водитель при виде Ральфа выглядел слегка взволнованным. Наши 5 рюкзаков отказывались помещаться в багажник, но, связав веревочкой, все же мы их уговорили. Сложнее было убедить водителя, что наш клыкастый компаньон, жарко дышащий ему в ухо, опасности не представляет. С трудом загрузившись, двинулись по знакомой дороге, где асфальт чередуется грейдером. За пару с половиной часов добрались до парома, в 7 утра переправились на правый берег Печоры. На переправе встретили двух попутчиков из Зеленограда, которые на кате-двойке с мотором собираются подняться вверх по Суле и половить рыбку. Доехали до Усть-Цильмы, у Константина, организовавшему нашу заброску, заправились бензином (60л) и узнали, что катер нас ждет в 80 км ниже по Печоре на базе Лукойл. Со скрипом впихнулись в покладистую Ниву и через некоторое время оказались на пустынном берегу, куда десятью минутами позже подошел катер. Погрузка, раскладка багажа и размещение пассажиров прошли бодро. Но при попытке разогнаться катер на редан не вышел. Это означало, как охотно нам разъяснил водитель катера, что рейс невозможен. Мы вернулись в исходную точку, кормщик связался с Константином, и тот посоветовал слить бензин. Слили. Попробовали разогнаться. Никак. Переместили рюкзаки: снова неудача. Стали гонять пассажиров с места на место, - и, о, чудо! В какой-то момент катер вышел на штатный режим, и мы двинулись на Ермицу. Через 2,5 часа Ермица была достигнута. На пустынном берегу не было никого, кроме мальчика в лодке, который задумчиво глядел на текущую воду. Мы стали громко обсуждать, кто же нас будет встречать, и тогда мальчик, выйдя из транса созерцания, молвил, что это он нас встречает. В два приема он нас перевез в Харьягу, где мы пересели в УАЗ-буханку с тем же мальчиком за рулем. 20 км лесной дороги и мы в Гусенцах, на берегу Сулы. Итак, с третьей попытки мы, наконец, вышли на точку Тиманского старта. Все были шокированы обилием комаров, больше всех Ральф, которого вообще было затруднительно рассмотреть под слоем насекомых. Поэтому мы наскоро поужинали и разошлись по палаткам.

22 июля. Стапель и старт.

Прожорливость комаров наутро не ослабела, поэтому расставание с Гусенцами не было тягостным. Стапель завершили к обеду. За это время из Коткино на моторке привезли пару ижевских туристов. Они на щуке ходили в верховья Щучьей и побродили в тех краях. Предупредили нас об обмелении Щучьей и плохой проходимости болот в направлении Индиги и Малой Светлой. После обеда тронулись в путь. Сразу выявились недостатки рамы, которые не позволяли развивать крейсерскую скорость (при добавлении оборотов мотора вода заливала и нас и палубу). Поэтому через 2 часа, пройдя около десяти километров, мы встали, разбили лагерь, поужинали и добавили к раме по две продолины и поперечины. Палатки поставили на песчаном пляже, который выгодно отличался от предыдущей стоянки меньшим числом кровососов. Очень теплые ночи.

23 июля. Купание рыжего пса.

Сегодня  первый полный ходовой день. Не дошли 1,5 км до Коткино. Река широкая, с песчаными и глинистыми берегами, поросшими ивняком. Течение позволяет подниматься со скоростью от 4 до 8 км/час. Иногда встречаются мели. Ральф освоился на носу катамарана, щелкает зубами на слепней. Когда пристаем к берегу, смело первым выскакивает. Сегодня это чуть не привело к трагедии. Посреди плеса закончился бензин в движке, и он замолк. Пес решил, что пора покидать судно и сиганул за борт. Раздался всплеск, и Ральф исчез. Вода мутная, и ничего не видно. Секунд через пять он всплыл и начал молотить лапами по воде. Нас к этому времени отнесло течением. Подгребли, втащили. Отлегло. Сейчас герой спит на своем коврике, как ни в чем не бывало.



24 июля. Рывок к рубежу.

Через 10 минут после старта достигли Коткина форпоста человечества на Суле. Увернулись от парома с трактором, полавировали между сетей, миновали устье Соймы и стали жрать километры, оставшиеся до Щучьей. Скорость составляла от 5 до 7 км/час. Течение реки усилилось, мелкий песок сменился крупным, но до гальки не дорос. Каждый час делаем пятиминутную остановку, чтобы заправить мотор очередным литром бензина, а заодно размять конечности. На обеде устроили купание, т.к., погода солнечная и жаркая. Ральф яростно ловит слепней, коих множество. Мне вздумалось научить его плавать. Зашвырнул палку в реку и предложил псу ее достать. В результате пес завяз в зыбучих песках, и пришлось его выручать. После чего недоверие Ральфа к воде и человечеству в моем лице выросло многократно. После обеда под рев мотора устремились к цели. Монотонность процесса движения вызывает порой сонливость, а это чревато выпадением из седла. Повстречали сплавляющуюся группу из двух байдарок. Рулевой одной из байдарок долго вглядывался в Петю и вдруг воскликнул, - Вы Петр?! подобно тому, как вскричал фельдмаршал Шурочке Азаровой, - Корнет, Вы женщина?! Да, опасаюсь, что фотографии, коими я иллюстрирую дневники походов, делают Петра уж чересчур популярным. Один из туристов оказался знакомым Петра по е-переписке. Они тоже возвращаются с Щучьей. К 8-ми вечера, с трудом найдя место для ночлега, поставили лагерь. Пока я кашеварил, Петр притащил здоровенную щуку. Как выяснилось после анализа карт, за сегодня мы прошли 51 км. Таким образом, до Щучьей осталось 45 км.



25 июля. Зной, слепни, перекаты.

Сегодня течение усилилось, на перекатах на всем газу жжем горючее. Откупорили вторую 20-ти литровую емкость с бензином. Стал попадаться хариус, который в сыром виде пришелся по вкусу Ральфу. Догнализвенигородских отца с сыном, наших знакомцев по печорскому парому. На обеде к реке вышел олень, поплескался в воде и не спеша удалился. Видимо, его тоже достали слепни, которые и нам изрядно надоели. Надеемся на изменение погоды, приход холода, который обуздает крылатых наших врагов. На берегу и в русле стал чаще попадаться галечник. Сегодня прошли около 35 км. До Щучьей осталось 4 км по прямой, но река делает такие петли, что раньше полудня ее не достигнем.



26 июля. Первая шпонка, второй олень.

Утро побило рекорд по безветрию, духоте, мошкам, комарам и слепням. Поэтому стартовали не мешкая, в 9-30. Перекатов с сильным течением стало больше. С некоторыми из них мы сражались силой мотора, другие, проявив благоразумие, проводили на чалке. В момент предполагаемого обеда (который так и не случился сегодня) перед нами на реку выходил роскошный олень и принимал водные процедуры. Но нам было в тот момент не до него. Взглянули рассеянно и обернулись к собственным проблемам. У нас срезало шпонку на винте. Заменить ее пустяк. Тем более, у нас имелся изрядный их запас. Проблемой оказалось извлечение остатков старой из вала винта. У нас не нашлось подходящего инструмента, а пополнить арсенал снаряжения здесь затруднительно. Битый час, съедаемые слепнями, мы инженерили. Но кто упорен, тот добивается результата. Сделали. Решили идти без обеда к Щучьей. И вот мы на живописной стрелке. Рядом стояли зеленоградцы, и они решили сходить к водопаду. Вернувшись, они нас разочаровали. Мы встали на острове, а поток перед нами не Щучья, а протока Сулы. Щучья в 500 м выше. То-то мне навигатор намекал, что осталось 300 м. Но я технике не очень доверяю. Как оказалось, зря. Наловил хариуса и сварил Ральфу роскошные ужин и завтрак. Кажется, он впервые за поход наелся. Завтра штурмуем Щучью.



27 июля. Альпинизм перед водопадом.

Утром установили на катамаране дрын и стали проводиться на чалке. Перед этим под елкой сделали закладку, в которой оставили мотор, горючее и провиант на обратную дорогу. Вошли в Щучью, начался каньон. Проводились и плыли. Вскоре стал слышен шум водопада, и мы пошли на просмотр. По тропинке справа за несколько минут дошли до водопада. Но габариты тропы делали пронос ката проблематичным. Возвращаясь, Петр усмотрел на берегу слева площадку на каменной стенке, куда мог пристать катамаран. Сели на весла, прошли вверх по каньону, полюбовались на водопад снизу. Пристали к присмотренному месту и стали решать инженерную задачу: перемещение груза, людей и животного по вертикали на 4м. Удивительно, но все получилось. И Ральф, и вещи, и катамаран вскарабкались на отвесную стенку. Осталось перетащить скарб на 20м до водопада и еще метров на 30 выше. На этом решили сезон подвигов закрыть и встать лагерем на полудневку. Как кудряво выразился Петр, Место весьма медитативное. До ужина я сходил вверх наловить Ральфу хариуса, а Петр принес из каньона красавца язя.



28 июля. Щучья до тундры.

Поднимались по реке на чалке с дрыном. Сначала по берегам высились десятиметровые скальные стенки. Постепенно они стали понижаться, затем вовсе исчезли. Появился песок, а на нем следы. Иду я за Петром, который тянет чалку, и вдруг обнаруживаю, что вместо рубчатых отпечатков болотных сапог передо мной явственная цепочка следов раздвоенного копыта. А тут еще припомнились давешние разговоры об эзотерике. Я похолодел и с ужасом подумал, что Петрова любимая панама очень удобна для маскировки рожек. Я и раньше отмечал в характере Петра нечто дьявольское, но чтобы так явственно. К моему облегчению, после десятка минут волнений я разглядел и следы сапог; немного отлегло. Олени действительно ископытили все песчаные пляжи, да и мишкины следы встречаются. К вечеру дошли до тундры и встали. Рыбы в реке изрядно. Берем столько, сколько нам надо и тогда, когда хотим. За день прошли около десятка километров. Солнце шпарит вовсю, на небе ни облачка.


29 июля. Выше по Щучьей.

Река визуально сделалась полноводной, глубокой. Несколько раз брались за весла. Из под ног при движении выскакивают щучки и хариусы. Хариус стал крупней, Петр сегодня выволок 44-х сантиметрового красавца. По берегам много следов парнокопытных и медвежьих. Последние несколько нервируют. Погода по прежнему солнечная и жаркая. Не верится, что мы в десятке километров от Полярного круга. К вечеру река обмелела, участились перекаты, снова появились скальные стенки. На ужин Петр приготовил свою фирменную уху. А перед этим, когда пристали на ночлег, обнаружили в катамаране полуметровую дыру. Завтра с утра ремонт.



30 июля. За шаг до рубежа.

Ремонт баллона потребовал больше времени, чем мы предполагали, поэтому стартовали в полдень. Скальные стенки возникают то справа, то слева. В русле лежат крупные камни, что затрудняет проводку. Солнце жарит, заедают слепни. За обедом мне на голову упала береза, что не добавило связности этим строкам. Вода очень низкая, русло заросло калужницей, в которой застреваем и мы и катамаран. Незадолго до того, как мы встали лагерем, сквозь кусты на берегу с треском ломанулся какой-то зверь. Ральф по моему опрометчивому предложению отправился в преследование. Ну а я, поразмыслив, вспомнил, что звери бывают разные, и стал истошно звать его обратно. Через пару минут наш телохранитель прибежал гордый и довольный собой. Навигатор показывает, что до нужной нам вездеходки осталось 6 км. Завтра должны дойти.



31 июля. Пришли.

У собаки стали видны явные признаки недоедания: в миске остаются недоеденными завтрак и ужин. Надо класть в кашу меньше хариусов. Пошли в последний подъем. Сначала двигались вдоль каменных стенок, потом они исчезли. Следом за ними пропал лес, началась тундра, лысые горки. Песок в русле и по берегам. Придумался рекламный текст: Вы ходите в вонючие спортзалы и изнуряете себя нудными упражнениями? Мы избавим вас от этого! Приходите в наш элитарный натуральный фитнес-клуб Галеры Тимана! Просто погуляйте по красивым местам, а талия и мышцы вернутся сами! На самом деле, идти стало удобней, и через час после обеда мы вышли на искомую вездеходку нашу точку конца подъема. С реки она не видна, ориентировались по карте и навигаторам. Разыскала ее Наташа, идущая по берегу. Завтра сборы, а послезавтра стартуем в пешку.



1 августа. Трудовая дневка.

Неспешно проснулись, сдули и спрятали катамаран. Потом пошли разведывать дорогу. Прошагали по вездеходке километра четыре. Она идет, не соответствуя карте, но в нужном нам направлении, перерезая холмистую тундру вдоль Юнко-Щучьей. Вернувшись, с удовольствием искупались, так как зной не ослабевает. Собрали продукты на неделю и отобрали личные вещи на пешку. Вечером наловили рыбы Ральфу и для завтрашнего обеда. Петру пришло в голову в дорогу рыбу потушить. Для этого он заполнил кан резаным хариусом, засыпал своими колдовскими травками и оставил на костре до утра, произнеся таинственную фразу, что рыба пропитается духом. На том и отправились спать.


2 августа. Тундряной анабасис.

Сложили рюкзаки, отнесли к катамарану оставшийся скарб и ровно в десять утра пошли по вездеходке. Отшагали по ней 7,5 км на север, а потом свернули в тундру Если устроить конкурс мест, наиболее подходящих для пешеходных прогулок под рюкзаком, то тундра будет явным аутсайдером. Когда идешь по болоту, нога погружается в мягкий, чавкающий мох; выдираешь ее оттуда, одновременно переставляя другую. Что-то вроде велотренажера. Когда попадаешь в заросли карликовой (по пояс) березы, ее ветки, как колючая проволока, цепляются за брюки и развязывают шнурки на ботинках. А продирание сквозь полосы густого ивняка в руслах ручьев напоминает мне скульптуру, изображающую сражение Лаокоона и его отпрысков с некими пресмыкающимися. Особенно непросто приходилось Ральфу. Представьте себе, что Вы мужчина, разденьтесь и разуйтесь догола, встаньте на четвереньки и по кустам. Опять же, слепни, комары, мошка. Это условия и обстоятельства. О событиях. Часа в два возле болотца Петр углядел корягу и воскликнул: А не устроить ли нам обед! Это был один из самых необычных обедов в моей жизни посреди бескрайней тундры, приготовленный из болотной жижи. Но вкусно, питательно, а главное, своевременно. После обеда мы продолжили поискивездеходки, проходящей, как уверяла древняя генштабовская карта, с востока на запад. И даже нашли одну такую. Но капризный Петя заявил, что она малоезженая и направление у нее какое-то неправильное. И мы пошли дальше. К восьми вечера вышли к притоку Юнко-Щучьей и встали на ночлег. Метрах в двухстах от лагеря я наткнулся на что-то, напоминающее нужную дорогу. Завтра двинем по ней. А за ужином мы отведали вчерашнего тушеного хариуса. О! Тут мое перо бессильно описать вкус, аромат и воздействие этого букета на все шесть чувств человека.



3 августа. Большая Светлая.

Опять весь день бегали по тундре. Сначала по найденной вездеходке прошли 5 км на запад. Потом ее потеряли и пошли напрямик. Пообедали в верховьях Юнко-Щучьей в зарослях карликовой березы. Километра через три нашли вездеходную дорогу (Целый проспект, - как выразился Петр), ведущую на север. Протопали по ней 5 км и свернули налево, к Большой Светлой. 1,5 км оленьей тропой, - и мы на месте. Причудливые скальные выступы обрамляют каменные чаши с прозрачной водой, которая с журчанием переливается по этому каскаду. Глубина ям 3-4 м, но рыбы нет. Рука тянется к фотоаппарату, но поздно, темновато, пасмурно. Да и холод с усталостью толкают в палатку. Поддаемся этому призыву и предвкушаем завтрашнюю съемку.



4 августа. Дневка на Большой Светлой.

Сегодня решили стоять, чтобы, как деликатно сформулировал Петр, поправить физику. То есть, дать отдых мышцам, суставам и поверхностям конечностей. Наташа осталась в лагере утешать Ральфа, а я и Петр с фото- и видеотехникой перешагнули водопад (50 см шириной и 40 см высотой) и ступили на левый берег Б.Светлой. Прошагали по оленьим тропам 3 км вниз, миновав два совершенно сухих русла притоков. В первом приличномплесике Петя вытащил трех полуметровых хариусов, мы перешагнули речку и, очутившись на правом берегу, повернули в лагерь. Поминутно останавливались для съемок каменных фигур, одна выразительней другой. Мне особенно запомнилась статуя азиатского божка, сложившего на груди руки и парная абстрактная композиция. По дороге разработали бизнес-план коммерческого тура в это место с детальной культурной программой, схемами экскурсий, транспортом, проживанием и пиар-поддержкой. Попутно придумали парочку местных легенд и мифов. Затем подробно обсудили рецепты приготовления пойманной рыбы. Результатом последнего обсуждения стал восхитительный обед, представлявший собой нечто среднее между ухой и пассированной рыбой в пряном соусе. В процессе приготовления, а особенно, поедания Ральф горестно выл в палатке. Напрасно, ему тоже перепало. После чего он забрался в палатку, зарылся в спальники и затих. Сейчас 6 вечера. Наташа отправилась на экскурсию по окрестным скалам, а я, удивительное дело, пишу дневник не после вечернего налива, а до. Прозрачная вода в каменных чашах, скалы, уходящие в глубину, навевают на мысли о купании. Но холод и пронизывающий ветер призывают одуматься и отложить это действо до более благоприятных обстоятельств.





5 августа. Река Белая.

Собрались и пошли. Немного заплутав в оленьих тропах, вышли на дорогу и прошагали по ней около 15-ти километров. По пути форсировали Б.Светлую. На дороге много следов оленей и чуть-чуть медвежьих. С авторами первых, числом около 200, повстречались в лощине, с владельцами вторых, к счастью, разминулись. Видели куропаток и тетеревов, мышки снуют под ногами. Не доходя километра четыре до Белой, свернули в тундру и пошли к скальному каньону. Здесь вышли к реке и встали лагерем на травянистом лужке. Пообедали. Пойман хариус для Ральфа и сварен. Затем долгий зябкий ужин и тост в честь того, что третья попытка одолеть Северный Тиман оказалась успешной. Завтра день экскурсий и дегустации р. Белой. С мыслями об этом и заснули.



6 августа. Дневка на Белой.

До обеда отправились на экскурсию. Пронизывающий ветер, холод и мелкий дождь несколько омрачили настроение. Ральфа оставили сторожить лагерь (отсыпаться в палатке под ворохом спальников и флиса). Сначала забрались на скалистый остров и, обозрев окрестности, обнаружили, что река делает петлю вправо, ныряя в каменистое ущелье. Поднялись на правый берег каньона и полюбовались панорамой черных откосов и осыпей. Обнаружили гигантскую трещину массива глубиной метров шесть. Рядом растет рощица березок с питонообразными, как выразилась Наташа, стволами и переплетенными кронами. Спустились вниз. Успешно порыбачили, позанимались практической минералогией и вернулись на обед. После трапезы я долго варил Ральфу еду, основным ингредиентом которой была рыба. В этот день Ральф уснул сытым. Ужин был чертовски вкусным и слегка обильным. Тяпнули за легкую дорогу домой. Завтра начнем возвращение.



7 августа. Возвращение. Шаг первый.

Завтракали на Белой, обедали на Б. Светлой, ужинали на притоке Щучьей. Прошагали около 30 км. Что запомнилось за переход? Одно стадо оленей, чересчур застенчивых, чтобы подпускать к себе посторонних операторов. Другое стадо, оказавшееся совсем рядом, которое обнаружили, случайно оторвав взгляд от дороги под ногами. Стадо сопровождал пастух на нартах, запряженных пятью оленями. Собака активно помогала, подгоняязадумчивых. Еще встретился одинокий олень, который шел навстречу по вездеходке. Ральф его погонял по тундре. Позже на дороге встретили какого-то зверя, то ли волка, то ли росомаху. Но эта зверюга нас близко не подпустила, поспешно ретировавшись. В конце пути повстречали собаку, на которую Ральф произвел неизгладимое впечатление. Она была любопытна, но застенчива. Сойдя с дороги, в поисках воды мы долго брели руслом, обозначенной на карте реки. Увы, оно было сухо. Лишь в паре бочагов сохранилась вода. Там и встали лагерем. Запекли пойманных Петром на Б. Светлой хариусов в уютной яме, защищенной от ветра, поужинали и расползлись по палаткам релаксировать. Завтра забег по тундре, воссоединение с катамараном.



8 августа. Пришли.

В 10 утра покинули уютную стоянку с шелковистой травкой возле ямки с костром и пошли вдоль русла безымянной речки. Через 5 км свернули в тундру и пошли напрямик по навигаторам к устью Юнко-Щучьей. Тундра болотистая, проходимая только благодаря сухому лету. Приходится продираться через заросли ивняка в руслах ручьев, обходить каскад озер. Пролившийся дождь пропитал влагой кусты и также комфорта не прибавил. За 5 часов, пройдя около 15 км, мы пришли к Щучьей, к своему оставленному катамарану. Пообедали, наловили рыбы нашему рыжему спутнику, теперь Петр готовит традиционные оладьи. Надо пойти ему помочь, добрым словом, советом дельным Пеший этап путешествия завершен. Впереди сплав.



9 августа. Сплав, день 1-й.

Погрузились и пошли вниз. Гребля чередуется с проводкой. Очень мало воды. За день распрощались с тундрой, по берегам появились деревья. Впечатляющие скальные каньоны. Встретили стаю странных водоплавающих птиц, которые вместо того, чтобы улететь или уплыть, улепетывали по крутому откосу со скоростью страусов. На обеде отведали щуку под томатом, приготовленную вчера Петром. Вкус отменный, особенно при нашем проснувшимся аппетите. Ральф объедается рыбой сырой, вареной, жареной и печеной. В промежутках хнычет или спит. За день получили небольшую пробоину баллона. Зашили, завтра поставим заплату. Сегодня неудобно: моросит.



10 августа. Сплав по Щучьей, день 2-й.

С утра моросило, но потом стало проглядывать солнце, и погода наладилась. До обеда прошли скальные стенки , с которых в русло скатилось немало крупных и острых камней. Потом скалы отошли, камни сменились галькой, потом песком. Галечные гребенки, песчаные отмели и заросли калужницы протаскивали, остальное плыли. Чем ниже по течению, тем больше гребли. Радует обилие дров. Ральф основательно подсел на сырого хариуса. Три рыбки до обеда  его норма. Некоторые рыбки по полкило. Хрумтит ими, как кошка, с блаженным выражением на морде. Еще четыре хвоста употребляет в виде вечерней каши-ухи. Ест больше нас троих. Из событий дня встреча с белыми лебедями, двое взрослых и два отпрыска важно плыли по течению. Увидели их, пробиваясь сквозь лопухи. Пробовали догнать по берегу, чтобы заснять, но они оказались проворнее. Несколько кадров с нечеткими очертаниями вот и весь трофей. Для стоянки выбрали уютную цветочную поляну на взгорке галечно-песчаного мыса. До водопада осталось 5,5 км по прямой. Дойдем к обеду.



11 августа. День встреч.

За четыре часа с остановками на рыбалку дошли до водопада. По пути встретили двоих питерцев на викинге, которые идут на Индигу, оттуда через Урдюжские озера и Сойму в Коткино. Первые люди за две недели. На шутливый вопрос: А где же ваш четвертый?, мы скорбно молвили, - Вон, под полиэтиленом покоится. Брови вопрошавших поползли вверх. Но сочувствие мигом перешло в оторопь, когда полиэтилен зашевелился, зарычал, и из-под него появилась заспанная морда Ральфа. Обнесли водопад и спустили кат и вещи по скальной стенке каньона. Потери: сломал свой нож Pirat. Досадно. На выходе из каньона пообедали и встретили еще двоих туристов, которые поднимаются на таймене по Суле и шли осматривать водопад. Ральф за поход одичал настолько, что облаял их. Проплыли еще километр, вышли из Щучьей в Сулу, переправились на другой берег и встали лагерем. Завтра последняя дневка.



12 августа. Дневка в устье Щучьей.

После завтрака отправились с Петром в экспедицию на остров за оставленными мотором, горючим и съестным. Прихватили спиннинги. Итог хариус для Ральфа, а для нас одна щука. Длина этого экземпляра составила 102 см, а в желудке обнаружился ее килограммовый сородич. Взята рыба была на среднюю вращалку и спиннинг-инвалид Волжанка-ультралайт, телескоп. Хлысту изначально не везло: тюльпан отвалился еще до первого заброса, а верхнее колено ненамного пережило его. Но и укороченный хлыст сработал, как надо, и справился с добычей. Вернувшись с трофеями, провели регламентные работы и подготовились к моторизированному сплаву по Суле. В обед лакомились становящейся традиционной щукой под овощным соусом (авторство и произведение Петра). А на ужин ожидается колоссальная уха. Пес приходит в себя после тягот и лишений пешеходного туризма, хотя некая дикость во взгляде сохраняется. Перефразируя классику, этот пес любил и страдал. Он любил пожрать и страдал либо от того, что еды ему казалось недостаточно, либо от того, что всего предложенного он съесть был не в состоянии. И даже, с трудом доев свою миску рыбы, ревниво заглядывал в чужие, подозревая, что там скрываются какие-то неведомые ему деликатесы. Погода изумительная: прохладно, солнышко и сильный ветер. А ландшафты заставляют хвататься за фотоаппарат просто при смене времени суток.



13 августа. Исход по Суле, день первый.

Включили движок и пошли вниз. Оказалось, что из-за упадка воды на Суле образовалось много перекатов, которые надо проходить на веслах, а некоторые даже протаскивать. Кроме того, за две недели нашего отсутствия выросла масса водорослей, которые забивают винт. Да и винт (он прошел с нами две речки и полтысячи километров) изрядно убавил в площади лопастей. Завтра поставим новый. На обеде обнаружилась двойная дыра в правом баллоне длиной около метра. Зашились, заклеились. Теза и клей кончаются.За день прошли не больше 40 км. На ночлег выкинулись на песчаную косу. Пожарили и запекли вчерашнюю щуку под дождем. Засыпаем под плеск и бульканье рыбы в реке.



14 августа. Вниз по Суле, день второй.

Утром поменяли винт. Старый совсем сточился на камнях за 500 км службы. По дороге встретили оленя, через пару часов другого. Обед сопровождался дождем и тройной радугой. Река сильно обмелела по сравнению с той, какую мы видели на подъеме. Постоянно сражаемся с песчаными отмелями. Встали за 5 км до Коткино. Сильно огорчился, узнав, что пропала флешка с фото первой половины похода. Хорошие были кадры. Завтра последний день похода.



15 августа. Коткино - Гусенцы. Конец маршрута.

Встали на час раньше, в 7-00. В Коткино у нас была задача: разыскать человека, который свяжется с Владимиром из Харьяги, чтобы нас встретили в Гусенцах. Получилось удачно: случайно встретили его у магазина, откуда он уезжал на рыбалку. Купили хлеба, а также масло и творог местных буренок. Сели в катамаран и пошли вниз. На обеде Петр поймал Ральфу прощальную щучку. А часов в 6 вечера были уже в Гусенцах. Под сверкание молний и громовые раскаты разобрали кат, поужинали и отбились. Завтра в 10-00 за нами придет машина. Маршрут окончен.



Послесловие.

При выходе с маршрута возникли некоторые осложнения. Владимир, организовавший нашу доставку силами своего сына Сергея из Гусенцов в Харьягу, а потом в Ермицу, не передал нас по эстафете Константину из Усть-Цильмы. И вот, мы оказались на пустынном берегу Печоры без связи, информации и определенности. Но, как говорил классик, у нас с собою было. Еда, разведенный продукт и смекалка. Продукт оставили на вечер, развели костер, закипятили кан, попили чайку и раскинули мозгами. По результатам раскидывания пошли с Петром в Ермицу. По дороге нас встретил добрый человек, который на вопрос  Как позвонить в Усть-Цильму?  довез на мотоцикле к себе домой, вынес трубку телефона и терпеливо ждал битый час, пока мы свяжемся с Константином. По окончании челночных переговоров мы стали обладателями информационной определенности: завтра полпятого вечера Костя заберет нас рейсовым Миражем из Нарьян-Мара. После этого мы потратили некоторое время на знакомство с продавщицами магазинов. Особенно запомнился второй магазин, тети Наташи с тушенкой, как охарактеризовала его встреченная девчушка. Мы долго топтались перед низенькой дверцей в сени покосившейся избушки с заколоченными окнами, но рискнули зайти и не прогадали, насладившись лицезрением краснеющего лица приветливой продавщицы. Обретя запас провизии на сутки, мы вернулись к Наташе и Ральфу берегом Печоры, где вовсю кипела путина. Разбили лагерь, обустроили кухню и провели время до посадки на катер с максимальным комфортом. Катер пришел на час раньше назначенного срока, и нам пришлось посуетиться с погрузкой, зато разместились в уютной каюте на дюжину мест, забитой под завязку. В дороге смотрели хороший фильм и ужасные клипы. 3 часа полета по Печоре, на берегу нас ждет газель. 4,5 часа дороги до Ираеля, 3 часа ожидания на вокзале, - и 41-й воркутинский скорый. Вот теперь всё. Приключение окончено.





1 комментарий:

  1. Интересное приключение! Моя жена, конечно, под такое не пойдет)))

    ОтветитьУдалить

Поделись

Популярные сообщения